Литературные игры в солдатики

Правила игры, старые, современные, и новые. Обсуждение правил. Варианты игры. Фоторепортажи.
Сергей Марченко
Сообщения: 683
Зарегистрирован: Вт дек 11, 2007 1:20 am
Откуда: УКРАИНА

Литературные игры в солдатики

Сообщение Сергей Марченко » Сб фев 01, 2014 11:31 pm

Примиряющая всех "наполеонов" и "типпельскирхов" ветка :lol:

Подаю пример.
Из старинного...
Если есть чего у кого на тему, делитесь, своим и соседским, так сказать...

Сергей Марченко

Битва


Заброшен под кресло портфель с математикой –
Мы с папой играем в солдатики!
А папа в окопы, вдоль спальниной стенки,
Ползет на в боях закаленных коленках…

Он двигает танки – мы двигаем пушки.
Взъерошена битвой у папы макушка.
И с люстры нам папин грозит дирижабль –
Всю ночь папа клеил военный корабль…

Бой скоро окончится: конница папы
Несется на нашу пехоту у шкапа…
Разбросаны пушки – снарядов не стало…
«Ну, папа! Эй, папа! Давай все с начала!»

К нам мама вошла примиряющей гостьей,
И мирно закончилась битва – без злости.

А завтра – суббота.
Как? Завтра – суббота?
Ой, папе не нужно идти на работу!
Вот здорово: папе не нужно… Суббота!!!

Мы завтра продолжим, и выстроим форт!
И купим мы к чаю «Киевский» торт!
И заново грянет горячая битва!
Но – чур! Чтоб без раненых, и без убитых…

Сближают покрепче любой математики
Мальчишек и пап битвы в стойких солдатиков!


((с) 2000-2014)
Aquila non captat muscas

калакут
Сообщения: 538
Зарегистрирован: Ср янв 22, 2014 10:13 am
Откуда: новочеркасск

Сообщение калакут » Вс фев 02, 2014 9:11 am

Из старинного "соседского"... :)
Из книги Джеральда Даррелла «Филе из палтуса» («Филе из камбалы»)
…Во второй половине 1939 года, когда стало очевидно, что война неизбежна, наша семья покинула Корфу и возвратилась в Англию. На первое время мы сняли квартиру в Лондоне…
…Мы выпили рюмку-другую портвейна, и полковник закурил тонкую манильскую сигару. Покурив и допив портвейн, он решительно вставил в глаз монокль и посмотрел на меня.
— Как насчет того, чтобы подняться наверх и поиграть?
— Гм… О какой игре вы говорите? — осторожно справился я, полагая, что сейчас может начаться ухаживание, если он к этому расположен.
— Силовая игра, — ответил полковник. — Поединок умов. Модели. Ты ведь любишь такие игры?
— Гм… Ну да, — сказал я.
— Тогда пошли, — распорядился он. — Пошли.
Мы снова проследовали через холл, затем поднялись по лестнице в небольшое помещение, которое явно служило мастерской: у одной стены стоял верстак, над ним висели полки с красками в банках, паяльниками и всякими таинственными предметами. Судя по всему, полковник был не прочь что-нибудь смастерить на досуге. Тем временем он распахнул следующую дверь, и моему взору открылось поразительное зрелище — огромное помещение площадью примерно двадцать на двадцать пять метров. Как я понял, его составили соединенные вместе верхние комнаты всех четырех домов, принадлежащих полковнику. Но больше размеров меня поразило то, что находилось в этом зале. В обоих концах стояло по крепости из папье-маше, высотой около метра, шириной около полутора метров. Вокруг крепостей выстроились сотни поблескивающих оловянных солдатиков в яркой униформе, и рядом с ними стояли танки, военные грузовики, зенитные пушки и прочие виды оружия. Словом, готовое поле битвы.
— Ага, — полковник радостно потер руки, — удивил я тебя!
— Видит Бог! — отозвался я. — Пожалуй, я в жизни не видел столько оловянных солдатиков.
— Не один год собираю, — сообщил полковник. — Не один год. Я покупаю их прямо на фабрике, покупаю некрашеные и раскрашиваю сам. Так оно куда лучше получается. Почище и поаккуратнее. И более реалистично.
Я наклонился, поднял одного солдатика и убедился в правоте полковника. Обычно оловянные солдатики раскрашены кое-как, но над этими поработала искусная рука. Можно было даже различить выражение лица.
— Ну так, — сказал полковник, — теперь мы сыграем, начнем с короткого гейма, проведем, так сказать, репетицию. Конечно, когда ты освоишься, можно придумать что-нибудь посложнее.
Изложенные им правила игры оказались достаточно простыми. У каждого участника была своя армия. Соперники бросают кости, и тот, кто набрал больше очков, начинает игру в роли нападающей стороны. Он снова бросает кости и в зависимости от числа выпавших очков передвигает любой из своих батальонов в желаемом направлении и открывает огонь из полевых пушек или зенитных орудий. Пушки были снабжены пружинками и стреляли спичками. Пружинки были на редкость упругими, и спички с невероятной скоростью летели через весь зал. Там, где они падали, все в радиусе десяти сантиметров считалось выведенным из строя. Так что прямое попадание в какой-нибудь отряд наносило противнику существенный урон. У каждого участника была маленькая мерная лента, которой он определял пораженную площадь.
Я был в восторге от этой затеи, особенно потому, что она напомнила мне игру, которую мы сами придумали, когда жили в Греции. Мой брат Лесли, чье увлечение пушками и кораблями не знает пределов, собрал целую флотилию игрушечных линкоров, крейсеров и подводных лодок, которые мы расставляли на полу и устраивали морской бой, но в отличие от игры, придуманной полковником, мы поражали цель стеклянными шариками. Требовался острый глаз, чтобы на неровном полу попасть шариком в крейсер.
Итак, мы бросили кости, и мне выпало быть агрессором.
— Xa! — воскликнул полковник, проникаясь воинственным пылом. — Мерзкий гунн!
— Цель маневра заключается в том, чтобы попытаться захватить крепость противника? — справился я.
— Что ж, попытайся, — ответил он. — Или попробуй разрушить ее, если сумеешь.
Я скоро понял, что в этой игре важно отвлечь внимание противника от одного из флангов, чтобы быстро продвинуться там, когда он этого не ожидает. Подвергнув его войско непрерывному артиллерийскому обстрелу — спички так и летали по воздуху, — я одновременно передвинул два батальона вплотную к его передовой.
— Злодей! — кричал полковник всякий раз, когда ему приходилось измерять площадь вокруг упавшей спички. — Грязная свинья! Проклятый гунн!
Лицо его заметно порозовело, и глаза увлажнились так, что он был вынужден то и дело протирать монокль. — Ты чертовски меток! — негодовал он.
— Вы сами виноваты, — кричал я в ответ. — Собрали в кучу все свое войско. Идеальная мишень.
— Это входит в мою стратегию. Не учи меня стратегии. Я старше тебя и по возрасту, и по званию.
— Как вы можете быть старше по званию, если я командую целой армией?
— Без дерзостей, самонадеянный мальчишка!
За два часа игры я почти полностью уничтожил войско полковника и утвердился перед самой крепостью.
— Сдаетесь? — крикнул я.
— Никогда! — ответил полковник. — Никогда! Сдаться проклятому гунну? Ни за что на свете!
— Что ж, тогда я ввожу в бой саперов.
— Это еще зачем?
— Чтобы взорвать вашу крепость.
— Крепость взрывать нельзя, — возразил полковник. — Это не по правилам.
— Ерунда! — ответил я. — Во всяком случае, немцы никаких правил не соблюдают.
— Грязный прием! — взревел он, когда я успешно взорвал его крепость.
— Теперь сдаетесь?
— Нет, я буду стоять до последнего, проклятый гунн! — крикнул полковник, лихорадочно ползая на четвереньках по полу и передвигая своих солдат.
Однако, как он ни отбивался, я загнал остатки его войска в угол и окончательно разгромил.
— Боже мой! — выпалил полковник, вытирая вспотевший лоб. — В жизни не видел такого боя. Как тебе удается стрелять так метко, если ты впервые играешь в эту игру?
— Ну, у нас была похожая игра, только мы поражали цель стеклянными шариками, — объяснил я. — Главное — точно оценивать расстояние и направление в стрельбе.
— Черт возьми! — сказал он, глядя на свою разгромленную армию. — Однако мы славно поиграли и славно сразились. Сыграем еще раз?
И мы продолжали играть, и полковник все сильнее горячился, наконец я взглянул на часы и обнаружил, к своему ужасу, что уже час ночи. Очередной бой был в разгаре, а потому мы оставили все как было, и на другой день я снова пришел вечером к полковнику, и мы довели игру до конца. С той поры я проводил у него два-три вечера в неделю, и мы сражались на полу огромной комнаты, и он получал от игры великое удовольствие — почти такое же, как я…

Арчи
Сообщения: 168
Зарегистрирован: Пн янв 20, 2014 6:14 pm
Откуда: Пермь

Сообщение Арчи » Вс фев 02, 2014 7:53 pm

Лучший советский детский писатель (на мой взгляд).
"Солдатики – это была наша любимая игра. Мы ее затеяли в то лето, когда подружились. А через два года у нас в больших коробках из-под обуви накопились громадные армии – тысячи три пехотинцев, конников, артиллеристов и разведчиков. Храбрые солдаты ростом с мизинец. Мы рисовали их на картоне и вырезали маникюрными ножницами.
Вернее, рисовал Виталька. Он уже тогда был почти настоящий художник. И главное, он придумывал здорово! Столько разноцветных мундиров, шлемов с перьями, барабанов, знамен…
Зато я изготовил всю артиллерию для обеих армий. Тетя Валя отдавала нам катушки от ниток, и они сразу превращались в орудийные стволы и колеса. Стреляли пушки горохом, сухой рябиной и стеклянными шариками от бус, которые тоже отдала тетя Валя. Бусинки считались тяжелыми, особо опасными снарядами.
Когда за окном моросил дождик и улица не манила, мы устраивали на полу поле сражения. Развертывали широким фронтом конный строй драгунских и гусарских полков, рассаживали по укромным уголкам разведчиков-наблюдателей, строили в каре разноцветных пехотинцев и егерей. Ставили батареи. У каждой пушки укладывали в пирамиду ядра, натягивали на стволы боевые резинки…
Артиллерия безжалостно косила картонные войска, и приходилось для защиты возводить брустверы, ставить редуты и бастионы.
А однажды Виталька укрыл свою армию за высоченной стеной из ватмана. Стена была разрисована под кирпич и выглядела совершенно непрошибаемой крепостью.
Мои разукрашенные генералы в малиновых и голубых мундирах приуныли вместе со мной, а потом устроили военный совет, укрывшись от вражеского огня за перевернутой табуреткой (Виталькина артиллерия вела из бойниц методическую стрельбу). Через пять минут мы сказали противнику:
– Ха-ха! Нам не страшен серый волк!
Укрепили колеса на подставках – так, что стволы оказались задранными вверх, – и открыли мортирную стрельбу. Навесом! Ядра сначала летели “в небо”, а потом сыпались на головы врага. За крепостной стеной началась паника. Падая в гущу солдат, снаряды отскакивали от пола и рикошетом обязательно сшибали кого-нибудь.
Главнокомандующий Виталька вступил в переговоры и обвинил нас в нарушении благородных правил ведения войны. Он придрался к тому, что наши ядра отскакивают от потолка и это делает их удары сильнее.
– Вот и хорошо! – беспощадно сказал я. – Это нам как раз и надо.
– А не имеешь права. Если по правде, то никакого твердого неба нет, значит, снаряды отскакивать не могут.
– А мы в старинную войну играем. Тогда еще люди не знали, что твердого неба не бывает. Они, наоборот, говорили: “Небесная твердь”!
– Ну и что! На самом-то деле тверди и тогда не было, – разбил мои хитрости Виталька.
Я не знал, что сказать, и поэтому брякнул:
– Откуда ты знаешь? Может, была. Никто ведь не летал, не проверял!
Виталька поморгал. Видно, не мог придумать, что возразить. Потом нахально заявил:
– Откуда ты взял, что не летали? Может, летали!
– Ха-ха-ха! – сказал я. – На чем?
– Хе-хе-хе, – мрачно ответил Виталька, понимая, что проиграл спор. – На коврах-самолетах.
Я сочувственно посмотрел на него и вздохнул.
Если бы мы знали тогда…
Но мы ничего еще не знали, нас волновало сражение.
– Убирай стену, тогда опущу пушки, – предложил я.
– Фигушки-фиг! – изящно ответил фельдмаршал Городецкий и стремительно перестроил войска в длинные колонны с большими интервалами. Потери его сразу уменьшились. Потом он открыл крепостные ворота и вывел в атаку кирасир в панцирях из фольги.
Чтобы уберечь от разгрома левый фланг, я спешно кинулся строить редут из костяшек домино…
Вот так мы и воевали."

калакут
Сообщения: 538
Зарегистрирован: Ср янв 22, 2014 10:13 am
Откуда: новочеркасск

Сообщение калакут » Пн фев 03, 2014 8:27 am

Решил сюда перенести, собрал воедино, исправленное и дополненное...

- Ну Ва-а-а-нь, ну когда мы уже поиграем в солдатиков? – конопатый нос младшего братишки протиснулся в приоткрытую дверь.
- Все, доделал, - Ваня с облегчением захлопнул тетрадку по математике, - иди пока, расставляй…
В воскресенье мама разрешала играть в гостиной.
Когда Ваня с обувной коробкой, доверху набитой солдатиками, в одной руке, и с увесистой «Книгой будущих командиров» в другой, вошел в комнату, поле боя было уже почти готово. Боевые, протертые на коленках «спортивки» Витька не оставляли сомнения в том, что битва предстоит жаркая.
- Чур, я за наших, - братишка решительно запустил руку под крышку коробки.
- Щас в глаз дам, - пригрозил Ваня, - кинем на кубике, кому каких. – Я тебе не дед, поддаваться не буду, и давай-ка, смотай за мамкиным зеркальцем, тут вот озеро поставим.
Вдали, у шифоньера, виднелся Витькин городок из кубиков с красными треугольными крышами. На окраине, между домиками и двумя пластмассовыми елками, грозно высилась баррикада из пустых спичечных коробков.
Пока брат ковырялся в коридоре, доставая из маминого трильяжа зеркальце, Ваня аккуратно разложил всю армию на пять отдельных кучек. На самом дне коробке лежали главные участники любой игры – кубик и карандаш. Кубик был самым обыкновенным, с затертыми в бесчисленных боях гранями. А вот карандаш – настоящий «командирский» – двухцветный, с красным грифелем с одной стороны и с синим с другой. Ходили солдатики в бою только «по карандашу» – пехота на половину его длины, конница на всю длину, а танки и мотоциклисты – на два карандаша.
Своим опорным пунктом Ваня, как всегда, сделал «безымянную высоту», привычно перевернув опустевшую коробку. Перед ней, надежно прикрывая подступы, лег раскрытый пенал и рядом, на фланге, пустая консервная банка – передовая траншея с ДОТом. Из бельевой прищепки, сноровисто, в три приема, получился «самострел». Стрелять из него можно было спичкой – за пехотинца, гвоздиком – за пулеметчика, и шурупом – за миномет. Если противник был серьезным, хотя бы тот же Серега Балахнин с 1-го подъезда, стоило бы проточить направляющую канавку для спички. А с Витьком и так сойдет…
Тяжелую артиллерию представляла железная пушка с тремя черными эбонитовыми снарядами, папин подарок на позапрошлый день рождения. Гнезд под снаряды на зеленом лафете было четыре, но один из них Витька давно уже «запулил» далеко под шифоньер, и теперь щель под ним всякий раз перед игрой конопатили дедовым шарфом.
Озеро братья разместили на нейтральной полосе.
- Кидай на конницу, - сказал Ваня, протягивая брату кубик. Буденовцев он безнадежно «продул» с разгромным счетом «шесть-один». Пятеро лихих всадников наметом поскакали в Витькин городок, в резерв, под прикрытие надежных деревянных кубиков-избушек. Еще бросок… И опять неудача. У Вани «двойка», у брата «пятерка». – Эх, не видать мне «неуловимых», – с тоской подумал Ваня, провожая взглядом трех остававшихся в кучке кавалеристов.
В пять минут армии были поделены на «наших и не наших».
На безымянной высоте, между двумя ластиками и пачкой лезвий «Нева» грозно окопались две противотанковые пушки, а за скатом, в практически полной недосягаемости для врага, притаился минометный расчет. Слева от высоты Ваня расположил «броневой ударный батальон» - три, выигранных последними, зеленых танчика с красными знаменами на башнях. В усиление он поставил амфибию с десантом и серебристый полугусеничный броневик – увесистый, металлический, надежный щит для своих более легких пластмассовых танков. От такого рикошетили даже снаряды из пушки.
Витек торопливо достраивал шеренгу «железных» матросов из Кронштадта. Пулеметчик на фланге, как учил дед, для «анфилады» - беспощадного косоприцельного огня. В центре – знаменщик, а вот комиссара с маузером Витек в этот раз поставил за цепью, памятуя о меткости Ваниных выстрелов.
- Ну, давай, кидай уже, кто первым… Витек положил кубик между ладошками, потер ими, прокручивая кубик, и, наклонившись, беззвучно что-то залопотал. – Давай без «колдушек»! Кидай, или щас будешь сам играть, - угроза подействовала. «У кого больше – тот первый», - любое папино правило, усвоенное без зубрежки, сразу понятное любому, было коротким и хлестким, как выстрел, как суворовская «Наука побеждать». Витьке сегодня явно везло на кубик. Разница между результатами бросков составила «3». Можно пойти тремя отрядами, или три раза выстрелить, ну или вперемешку.
Цепь кронштадтских матросов напористо продвинулась вперед на половину карандаша.
– Бью из миномета, - заявил брат. Шуруп с визгом врезался внутрь пенала, круша тщедушные фигурки синеньких Ваниных матросиков. Сигнальщик и еще двое уткнулись лицом в пенал – убиты. Еще двое легли лицом вверх, а один, пошатнувшись, оперся о стенку пенала. - Эти ранены, отметил Ваня, - еще поглядим… Но Витек уже развивал успех – из города, сразу на два карандаша, вперед рванули его буденовцы.
- Кидаем на второй ход, - Ваня помнил, что теперь у него будет +1 на кубике, поскольку в предыдущий ход первым ходил брат. Это правило папа придумал для них после нескольких Витькиных истерик, когда тот, проигрывая подряд несколько бросков, быстренько оставался без армии под смертоносным градом снарядов старшего брата.
Но и без того выпала «верная шестерка». Ваня ликовал, теперь бы у брата «единичка» и…
Но Витька уперся, его кубик лег вверх «тройкой».
- Ладно, - подумал Ваня, - тоже ничего. И растянулся на животе рядом с ДОТом, где сидел его любимый «Отважный». Он не помнил уже, когда именно дал имя этому матросику. Внешне тот был абсолютным близнецом со своими боевыми товарищами. Но на левом плече, внутри прозрачной синей пластмассы, проглядывала черная горошина какой-то окалины. В общем, был он не совсем таким, как все. И в бою падал последним… Вот это Ваня знал твердо. Много раз крушил он из пушки крепости из спичечных коробков, и почти каждый раз последним бойцом гарнизона был «Отважный». Потому и посадил его Ваня сегодня в ДОТ с надежным «Максимом». Станкач был на славу. Крупный, не в размер матросикам, но не плоский как у Витьки, а «точная копия» из белой твердой пластмассы (Ваня давно уже срезал его с черной бугристой подставки, так его легче было засунуть в ДОТ или в вагон «бронепоезда»). Просунув подставку «Отважного» внутрь пулеметного станка, Ваня надежно сцепил бойца и его грозное оружие.
«Самострел» сухо щелкнул пружиной и гвоздик впился в кронштадтскую цепь. Тяжелые металлические матросы, как доминошки, легли волной, друг на дружку. Брат охнул. Ничего, в другой раз интервалы в цепи будут побольше. А тут пока кубик решит, кто из раненых продолжит бой (выбросишь ЧЕТ – становись в строй, если НЕЧЕТ – в госпиталь на два хода).
А с другого фланга уже неслись в атаку на врага танки Ваниного «ударного батальона». Еще бы полкарандаша и «летела бы наземь» вражья конница. Но не хватило, а значит можно лишь пальнуть из танковой пушки. Но тут уж не гвоздиком, а тяжелым шурупом! Вражеская тачанка с треском перевернулась, разметав шедшую в голове четверку «неуловимых». Яшка-цыган, скакавший в атаку как всегда, задом наперед, карабином в сторону врага, с перевязанной головой отправился в госпиталь. Остальные вновь вскочили в седло.
Немного подумав, Витька вернул в строй и Яшку-цыгана. – Ты чего? - Ваня недоуменно уставился на брата. – Так папа ж говорил в прошлый раз: «Есть в войсках санитарка – один раненый сразу возвращается в строй». – И стрелять по ней из ружей-пулеметов нельзя, и в рукопашку нельзя, только если из пушки, случайно…
- Да вспомнил уже, - закипая от неудачного соотношения потерь пробурчал Ваня.
Войска сближались. Фланговый бросок Ваниных танков Витек парировал авиаударом. Над боевыми порядками с жужжанием пронесся его серебристый «ястребок». С крыла вниз скатился кубик. «Пятерка!» - брат ликовал, выписывая над полем боя кренделя своим ярко-красным «МиГом». В ответ выпала «двойка». Все три танка уничтожены, это больше половины атаковавшего отряда. Надо кидать «на бегство». Бросок… И снова неудача, НЕЧЕТ. Броневик с амфибией попятились на исходную. В бою явно наступал перелом, грозивший быстрой развязкой.
Прижатая было пулеметным огнем, «кронштадтская» цепь оправилась и тут же насела на Ванину передовую траншею. Закипела рукопашная. Кидать надо было за каждого, на «больше-меньше», лихо, с подкруткой, с воинственными возгласами, как бы подбадривая своих игрушечных бойцов. И порою братьям казалось, что солдатики слышали их, свершая блистательные подвиги. Но вот в траншее остался лишь один, последний, маленький синенький матросик, тот самый «Отважный», примчавшийся из ДОТа на помощь своим. Полукольцом над ним нависли выставленные вперед винтовки Витькиных балтийцев. И как бы ни подкручивал Витька кубик, как бы не завывал он свое «Даешь!», как бы грозно не напирала «краса и гордость Революции» - «Отважный» отбился. Отбился, не смотря на то, что Витька быстренько провозгласил своих – «гвардейцами» (а это +1 к результату броска), не смотря на то, что четверо навалились на одного (а это давало Витьке право перебросить одну неудачу).
С каждым броском кубика «Отважный» выбивал нового врага. Теперь уж бросать «на бегство» должен был бы Витька, но недаром же хлопотал он перед схваткой про «гвардейство» атакующих матросов. «Гвардия – не отступает. Гвардия не сдается!» - по неписаным папиным правилам, нельзя было опрокинуть гвардейцев, привычно выбив больше половины отряда. Не получится и в плен забрать, если в рукопашной вдруг выбросишь «6», а вражеский гвардеец только «1». Кого угодно – но только не гвардию!
Последним дрался Витькин комиссар. – Ладно, стреляй уж, че ж, раз положено, - Ваня протянул брату «самострел», - спичкой тока давай, и не в упор, от Маузера бей.
Любой командир с пистолетом, будь он пешим или конным, будь он нашим или ихним, будь он хоть взводным, хоть генералом, но перед своим броском в рукопашном бою, имел он право на выстрел.
Щелкнула спусковая пружина. На короткой дистанции выжить у «Отважного» шансов не было. Да и знал Витек незатейливую хитрость – бей спереди, по ногам, подкосом, и солдатик наверняка уткнется лицом в ковер. – Готов!!! - Витька торжествующе рубанул ладошкой воздух.
…Ваня опять проиграл бросок на ход. Братишка недобро прищурился и, с непреклонной волей к победе, вытащил на поле боя свою «резервную» коробку. Погранцы сноровисто заняли место, повыбитых в жаркой рукопашной, «кронштадтцев». А на другом фланге, лихо, «справа по три», вышли на рубеж атаки красные конники.
Заговорила «батарея капитана Ермакова» на безымянной высотке. Но как-то неубедительно. Легли пара буденовцев и пара погранцов. Эх, надо было сосредоточенным бить, по одной цели, - подумал Ваня, - опять промашка вышла. В ответ Витькина «катюша» отработала кратко и весомо. Среди исковерканных орудий остались лишь комбат с флажком в поднятой руке, и ящичный… Витька подвинул буденовцев «в контакт».
- Давай, рукопашная, «я атакую – я первым кидаю», - но исход схватки был очевиден для обоих. Конница имела незыблемое «+1 в рукопашке», пятеро всадников победоносно взметнули безжалостные клинки. Комбат лег как-то сразу, безропотно-обреченно…
- Первый раз продул. Чуда не будет… Да не, ну не бывало чтоб… - Ваня глянул на единственного своего бойца. Низенькая, сгорбленная над снарядным ящиком, неказистая зеленая фигурка. И снаряды уже ни к чему…
- Ладно, собирай. Твоя победа… - ставя точку в игре, Ваня потянулся за коробкой. Из-под шифоньера торчал краешек старенького журнала. Это была, зачитанная братьями до дыр, февральская 1970 года, «Мурзилка»…
- Погодь-ка, Витек! Шестой неполный… – решительно и четко, будто отдавая команду, Ваня произнес название любимого рассказа.
- Он может снарядом – об снаряд… Будем считать, как выстрел из пушки…
А потом тихо, то ли солдатику, то ли кубику, шепнул: «Не подведи!» Кубик лег как надо, и разница выпала подходящая. Шесть к одному… Чтоб не задавался, - подумал Ваня, шалбанами сшибая красную кавалерию. А потом он положил и своего солдатика. Так требовали правила.
Витька ошалело сгреб своих буденновцев с батареи.
- Ну ты че, мы ж договорились, седня я за наших, - голос его предательски задрожал.

Сергей Марченко
Сообщения: 683
Зарегистрирован: Вт дек 11, 2007 1:20 am
Откуда: УКРАИНА

Сообщение Сергей Марченко » Пн фев 03, 2014 1:14 pm

Арчи, спасибо за отрывок из Крапивинского "Ковра-самолета"!!!
Подзабыл...

И Дарелла в очередной раз с удовольствием перечитаю...
Спасибо, друзья!
Aquila non captat muscas

Арчи
Сообщения: 168
Зарегистрирован: Пн янв 20, 2014 6:14 pm
Откуда: Пермь

Сообщение Арчи » Чт фев 13, 2014 2:03 pm

Иллюстрация :D к рассказу.

Я правильно собрал стрелялку из прищепки?
Изображение

Наверху - до выстрела, внизу после.

калакут
Сообщения: 538
Зарегистрирован: Ср янв 22, 2014 10:13 am
Откуда: новочеркасск

Сообщение калакут » Чт фев 13, 2014 2:50 pm

Оно! Но я припоминаю, что растяжка была побольше, может раньше сами прищепки подлиннее были, и паз был дальше к концу. Ну и сверху продольный паз-направляющую для спичек протачивали надфилем. Спасибо за картинку, Арчи!

Арчи
Сообщения: 168
Зарегистрирован: Пн янв 20, 2014 6:14 pm
Откуда: Пермь

Сообщение Арчи » Чт фев 13, 2014 3:45 pm

калакут писал(а): Спасибо за картинку, Арчи!

На здоровье!
Когда я попробовал стрельнуть пластиковым снарядиком, он почему-то все время улетал вверх... :oops:

калакут
Сообщения: 538
Зарегистрирован: Ср янв 22, 2014 10:13 am
Откуда: новочеркасск

Сообщение калакут » Чт фев 13, 2014 4:03 pm

Арчи писал(а):...попробовал стрельнуть пластиковым снарядиком...

Не, не, это для спичек агрегат. Ну, или когда время было, и когда играли пластилиновыми, то делали снаряд так: отрезали сантиметра три от пустого стержня шариковой авторучки, вытаскивали саму головку у стрержня, изнутри протыкали ее стальной булавкой с кольцевым ушком, выталкивая сам шарик, и в таком виде вставляли опять в сам стержень. Получалась "стрела" хоть и без оперения, и летела недалеко, но втыкалась в пластилинового воина, иногда даже пробивая "панцирь" из фольги.

Иван Р.
Сообщения: 4
Зарегистрирован: Пн дек 19, 2016 2:07 pm

Re: Литературные игры в солдатики

Сообщение Иван Р. » Пт июн 23, 2017 5:33 pm

Из книги Альберта Иванова "Старая немецкая сказка, или Игра в войну":
…Так вот, показав мне свои сокровища на чердаке, близнецы занялись другими делами. И тут я внезапно обнаружил под ногами, в углублениях меж балками пола, присыпанных шлаком, какие-то крохотные плоские фигурки. Это были силуэты солдатиков, отштампованные из тонкой черной жести, с такими же подставочками. Да не какие-то там воины под старину, а солдаты нашей недавней войны, с винтовками, автоматами-шмайсерами, пулеметами, фаустпатронами и огнеметами, стреляющие стоя, с колена и лежа. Все в касках, с походными ранцами за спиной. Здесь были также знаменосцы, санитары с носилками, машины-фургоны, легковушки-“опели”, повозки с лошадьми и походными кухнями. И такие же силуэтные танки, орудия, зенитки и самолеты с крошечной дырочкой. Самолеты, вероятно, можно было подвешивать на ниточках.
Господи! Здесь между балками лежала целая поверженная армия, сотни и сотни черных невесомых фигурок, настолько маленьких, что на моей невеликой ладони могло уместиться не меньше двадцати солдатиков. Вот уж были детские игрушки! Их можно расставлять хоть на любом полу в несметном количестве. Правда, мне попадались только солдатики немецкой армии. Но кто знает, какие еще могли быть в прежней
Германии? Да и немецкими можно было играть, сражаясь друг с другом, фантазии не занимать.
Но оказалось, они предназначались для других, жестоких по сути, игр.
Близнецы показали мне большой стол, на котором стоял, наверно, три метра на два, аккуратно сделанный, как все у немцев, особый ящик с песком. В нем были макетики домов, железнодорожных линий, станций, водокачек. Виднелись окопы, мосты, рощицы, разбитые вагоны. На некоторых домиках под соломенными крышами выделялись зубцы игрушечного пламени. А еще – овраги, реки, холмы, плоты и лодки, проселочные дороги с машинами и коровами…
Песочница для детей! Вот где играли в солдатики дети бывших хозяев дома. Кое-где так и остались в ящике эти крохотные, из черной жести, танки и пулеметчики в пулеметных гнездах. Как я узнал потом у старлея, такой ящик называется – макет местности, а попросту – ящик с песком или, с усмешкой, – кошачий ящик. На нем обычно отрабатывают тактику курсанты военных училищ, но не с такими крохотными фигурками. У них один солдатик привычной величины может означать взвод, а три – роту. Значит, это все-таки был игрушечный полигон для детских забав. На макетике железнодорожной станции я прочитал название из “немецких” букв: “Sovetskaia”, а у реки стояла табличка с надписью “Volga”. Надо же, с нами когда-то играли в войну пока еще на макетах. Но советских силуэтных солдатиков не было видно. Считай, мол, быстро отступили. Были они или нет на чердаке – не знаю, я не искал.

ДМБ-84
Site Admin
Сообщения: 30493
Зарегистрирован: Пт мар 02, 2007 11:26 am
Откуда: Москва
Контактная информация:

Re: Литературные игры в солдатики

Сообщение ДМБ-84 » Пт июн 23, 2017 8:01 pm

Дети играли в "Дранг нах Остен"...
Трудно же было им прожить всю свою жизнь в роли проигравших.

Мъща
Сообщения: 215
Зарегистрирован: Вт янв 21, 2014 9:25 pm
Откуда: Ашдод

Re: Литературные игры в солдатики

Сообщение Мъща » Сб июн 24, 2017 1:29 pm

Сергей Марченко писал(а):Примиряющая всех "наполеонов" и "типпельскирхов" ветка :lol:

Подаю пример.
Из старинного...
Если есть чего у кого на тему, делитесь, своим и соседским, так сказать...

[b]Сергей Марченко


Вот тоже, некоторым образом, про солдатиков хотя и с мистикой:

"Английские колонны терялись в пушечном дыму. Голландцы пятились, но не бежали. Кавалерия Нея гарцевала на холмах. Груши, как всегда, заблудился.
– Сир! – подбежал Сульт. – Там гонец от князя Барклая-де-Толли!
– О чем же просит князь?
– Он… Сир, когда я услышал, то подумал, что схожу с ума! Сир, он предлагает военный союз!
– Какая великолепная интрига. Пригласите гонца.
Передо мной встал запыхавшийся юный высокий красавец. Узкое смуглое лицо его еще более потемнело от порохового дыма, серо-голубые глаза блестели.
– Ваше величество! Полковник Гумилев с посланием от командующего. Его светлость князь ведет вам на помощь русский корпус. Найдено завещание светлейшего князя Кутузова…
– Моего старшего брата? – Я сделал масонский знак.
Гонец молча с достоинством поклонился.
– Что ж, полковник, давайте пакет.
Я нетерпеливо сорвал бандероль с синего конверта.
Барклай-де-Толли предлагал мне демонстрировать отступление левым флангом, дабы самому ударить во фланг и тыл принцу Оранскому.
У меня была минута на принятие решения.
– Полковник! Летите обратно и передайте на словах князю: ровно в три часа Рейль изобразит отступление от высоты Сен-Жан. Я буду ждать удара моих русских союзников не позже четырех часов.
– Да, ваше величество....
...– Сульт, – позвал я. – Сообщите Рейлю и Нею, что я хочу их видеть.
…Англичане и голландцы гибли сотнями и сдавались в плен тысячами. Уцелевшие, бросая оружие, уходили по дороге на Брюссель, спасая шкуры, но не знамена. Веллингтон вручил мне свою шпагу. Без парика он был похож на упавшего в пруд бульдога. Принца Оранского не было пока ни среди живых, ни среди мертвых. Подходившие с востока прусские колонны остановились и теперь стояли, как зрители, неспособные вмешаться в ход пиесы. И мои солдаты, и русские – все были обессилены не столько неприятелем, сколько непролазной грязью полей…
Наконец нашелся Груши. Он упал на пруссаков с фланга, и через четверть часа боя Блюхер запросил пощады.
– Пруссия тоже будет с нами, – сказал я Барклаю-де-Толли. – И коварная Австрия станет ползать на брюхе, вымаливая пощаду.
– Это был дурной союзник, – согласился князь.
– А где же тот юный полковник, которого вы присылали ко мне?
– Увы! На обратном пути он был смертельно ранен в сердце, но из последних сил доскакал и передал ваши слова. «Вы ранены?» – спросил я. «Нет, я убит», – ответил он. И просил вас принять вот это… – князь подал мне тяжелое черное кольцо с черным камнем. – Найдено им в одной из древних африканских гробниц. Это кольцо вдесятеро старше пирамид....
....Я посмотрел в небо. Мне показалось, что там, за облаками, за дымом, сквозь сияние – смотрит на нас знакомое узкое смуглое лицо…
… Это и правда было сиянием. Оно что-то сотворило с моим миром, и я видел одинаково резко и придавал одинаковое значение и пылинке на острие штыка игрушечного солдатика, … и с каким-то сладостным страданием я по-настоящему ощутил себя металлическим гренадером, идущим в огонь ради прихоти заоблачного мальчика…
И потом, когда сияние погасло и все стало таким, как раньше, я разочарованно увидел истоптанный мною песок, вырытые канавки и воткнутые палочки, насыпанный холмик и спичечные коробки вместо домиков, деревянные пушечки, облупленную краску на солдатиках… и стал тихо и медленно складывать все в ящик."

Мъща
Сообщения: 215
Зарегистрирован: Вт янв 21, 2014 9:25 pm
Откуда: Ашдод

Re: Литературные игры в солдатики

Сообщение Мъща » Сб июн 24, 2017 2:38 pm

Мъща писал(а):
Сергей Марченко писал(а):Примиряющая всех "наполеонов" и "типпельскирхов" ветка :lol:

Подаю пример.
Из старинного...
Если есть чего у кого на тему, делитесь, своим и соседским, так сказать...

[b]Сергей Марченко


Вот тоже, некоторым образом, про солдатиков хотя и с мистикой - А. Лазарчук "Посмотри в глаза чудовищ":

"Английские колонны терялись в пушечном дыму. Голландцы пятились, но не бежали. Кавалерия Нея гарцевала на холмах. Груши, как всегда, заблудился.
– Сир! – подбежал Сульт. – Там гонец от князя Барклая-де-Толли!
– О чем же просит князь?
– Он… Сир, когда я услышал, то подумал, что схожу с ума! Сир, он предлагает военный союз!
– Какая великолепная интрига. Пригласите гонца.
Передо мной встал запыхавшийся юный высокий красавец. Узкое смуглое лицо его еще более потемнело от порохового дыма, серо-голубые глаза блестели.
– Ваше величество! Полковник Гумилев с посланием от командующего. Его светлость князь ведет вам на помощь русский корпус. Найдено завещание светлейшего князя Кутузова…
– Моего старшего брата? – Я сделал масонский знак.
Гонец молча с достоинством поклонился.
– Что ж, полковник, давайте пакет.
Я нетерпеливо сорвал бандероль с синего конверта.
Барклай-де-Толли предлагал мне демонстрировать отступление левым флангом, дабы самому ударить во фланг и тыл принцу Оранскому.
У меня была минута на принятие решения.
– Полковник! Летите обратно и передайте на словах князю: ровно в три часа Рейль изобразит отступление от высоты Сен-Жан. Я буду ждать удара моих русских союзников не позже четырех часов.
– Да, ваше величество....
...– Сульт, – позвал я. – Сообщите Рейлю и Нею, что я хочу их видеть.
…Англичане и голландцы гибли сотнями и сдавались в плен тысячами. Уцелевшие, бросая оружие, уходили по дороге на Брюссель, спасая шкуры, но не знамена. Веллингтон вручил мне свою шпагу. Без парика он был похож на упавшего в пруд бульдога. Принца Оранского не было пока ни среди живых, ни среди мертвых. Подходившие с востока прусские колонны остановились и теперь стояли, как зрители, неспособные вмешаться в ход пиесы. И мои солдаты, и русские – все были обессилены не столько неприятелем, сколько непролазной грязью полей…
Наконец нашелся Груши. Он упал на пруссаков с фланга, и через четверть часа боя Блюхер запросил пощады.
– Пруссия тоже будет с нами, – сказал я Барклаю-де-Толли. – И коварная Австрия станет ползать на брюхе, вымаливая пощаду.
– Это был дурной союзник, – согласился князь.
– А где же тот юный полковник, которого вы присылали ко мне?
– Увы! На обратном пути он был смертельно ранен в сердце, но из последних сил доскакал и передал ваши слова. «Вы ранены?» – спросил я. «Нет, я убит», – ответил он. И просил вас принять вот это… – князь подал мне тяжелое черное кольцо с черным камнем. – Найдено им в одной из древних африканских гробниц. Это кольцо вдесятеро старше пирамид....
....Я посмотрел в небо. Мне показалось, что там, за облаками, за дымом, сквозь сияние – смотрит на нас знакомое узкое смуглое лицо…
… Это и правда было сиянием. Оно что-то сотворило с моим миром, и я видел одинаково резко и придавал одинаковое значение и пылинке на острие штыка игрушечного солдатика, … и с каким-то сладостным страданием я по-настоящему ощутил себя металлическим гренадером, идущим в огонь ради прихоти заоблачного мальчика…
И потом, когда сияние погасло и все стало таким, как раньше, я разочарованно увидел истоптанный мною песок, вырытые канавки и воткнутые палочки, насыпанный холмик и спичечные коробки вместо домиков, деревянные пушечки, облупленную краску на солдатиках… и стал тихо и медленно складывать все в ящик."


Вернуться в «Игра в солдатики»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость